ФОРУМАРХИВРАСПРОСТРАНЕНИЕНОВОСТИRE:ДАКЦИЯRE:КЛАМОДАТЕЛЯМКОНТАКТЫ
 




Сделать стартовой
И еще...
Потерянная Грузия
Громкий конфликт между Россией и Грузией не более чем разудалая комедия, смело заявляет Максим (mr.Parker) Кононенко. подробнее »
Советская АТЛАНТИДА
Нас тянет туда, где застыло время. Где сама реальность выглядит, как поблекший дагерротип. Сталкеры — последние романтики гибнущего от прагматизма мира. подробнее »
Игрушечные флибустьеры
Ничто не бывает случайно. Если пиратская эстетика окружает нас всюду — значит это кому-нибудь нужно. подробнее »
Зеленоглазая в такси
Улицы Москвы атакованы подозрительными розовыми автомобильчиками. Что это, аисты развозят детей? подробнее »
Эскортом быть
«Привет. У тебя нет желания сгонять в Европу на два дня? В Венгрию приезжают мои испанские старички, просили привезти с собой подругу. подробнее »

Главная » Архив » Номер 5 » Кусочек хлеба без корочки-2
Кусочек хлеба без корочки-2
Номер: №5, "Изображение п орока"
(16 февраля 2006 — 26 февраля 2006)

Рубрика: RE:АКТИВ
Тема: Выпускникам российских вузов за рубежом приходится искать подходящую работу и фамилию
От: Ирина Деан


Год назад «Re:Акция» уже проводила ревизию отечественного образования в теме номера, которая называлась «Кусок хлеба без корочки». Тогда мы опросили звезд и топ-менеджеров различных компаний, которые так и не закончили вуз. Вывод был простой: диплом в нашей стране не является обязательным фактором для того, чтобы добиться успеха.
Прошел год. Образование стало одним из национальных проектов, на него выделено много-много денег.
Мы решили выяснить, не изменилось ли чего. На этот раз опрашивали тех, кто оценивает нас не по оценкам в дипломе, а по профпригодности — работодателей. В этом и ближайших номерах мы все-таки
надеемся выяснить: что же мы все-таки реформируем и что хотим получить в результате?


Cразу после защиты диплома оказалась я замужем в Англии, в местной хрущевке недалеко от славного стадиона «Олд Трэффорд». За плечами у меня был иняз Мориса Тореза и «Плешка», а в резюме отметки о недолгой практике в Германии на фирме «Роберт Бош» и полгода работы во Франции у «Форда». Это был мой основной актив, который, мне казалось, будет вполне ликвидным на туманном Альбионе, учитывая мой свободный английский и французский, а также сносный немецкий.
Походы по агентствам, скупка всех возможных газет с объявлениями и ночные бдения в Интернете на сайтах всяческих работодателей не привели ни к каким результатам. Иногда приходили противно-вежливые отказы. И ноль предложений.
Идти мыть посуду в китайский ресторан мне не позволяла гордость, поэтому, как настоящий русский человек, столкнувшийся в очередной раз с несовершенством мира, я пошла в местную пакистанскую лавку. В течение последующих двух недель пакистанцы выполнили свой план продажи паленой польской водки на год, а мой муж понял, что жениться на русской, наверное, было не такой уж хорошей идеей.
Я бы очень скоро переползла жить в винную лавку пакистанцев, если бы однажды мне не позвонили из агентства и не предложили временную работу секретаршей в доме престарелых. Конечно, наличие двух престижных, по моим понятиям, московских дипломов тут не учитывалось, но выбор между секретаршей и посудомойкой был очевиден.
Все дела я успевала сделать с утра, потом у меня был жидкий ленч в виде «Гиннесса», а остаток дня я проводила в беседах с обитателями дома, слушая их рассказы о первой мировой войне, полетах первых дирижаблей, и как открытие радио изменило их жизнь. Все это было любопытно, но мои дипломы все-таки просились быть полезными. Я продолжала искать Работу.
Полгода спустя меня взяли в переводческое агентство, где я занималась небольшими переводами на русский, но в основном организовывала и проверяла работу внештатных толмачей. Агентство — единственное место, где мне пришлось демонстрировать свои дипломы. Скорее всего потому, что начальница была родом из Советского Союза, и для нее они что-то да значили.
Пару лет я занималась работой, которая была мне интересна, но которая в перспективе не могла принести ни достойных денег, ни каких-то продвижений по службе. Тогда же я решилась на то, чего не сделала выходя замуж, — сменить родную, дорогую фамилию. Это был ход конем. Интуитивный ход. Как только работодатели перестали спотыкаться о первую же строчку моего резюме, где теперь вместо неизвестного русского зверя Khokholeva значилось Dean, на меня просто посыпались приглашения на собеседования. Очень быстро я получила неплохую работу под Лондоном — в местном филиале американского нефтяного монстра «ЭксонМобил». Тут, казалось, я смогу достойно пристроить оба своих диплома, поскольку работа требовала как знания языков, так и наличия каких-то минимальных коммерческих навыков.
Коллеги мои притащились со всех концов света, что было большим плюсом: в чисто английском коллективе мне было бы очень тоскливо. Но, увы, несмотря на громадность корпорации, перспектив на дальнейший профессиональный рост было мало. То есть они теоретически были, но для реализации этих перспектив надо было с утра до вечера улыбаться, лицемерить, сплетничать, лизать начальство, в общем, становиться корпоративным животным. Спустя два с половиной года я написала заявление об уходе. Причем оно было скорее небольшой новеллой в духе «Фермы животных» Оруэлла.
К этому времени мое «си ви»* уже более соответствовало мест­ным требованиям, и найти новое место большого труда не составило. Вообще удивительно, что может сделать одно громкое корпоративное имя в резюме. Я устроилась в крупную, но компактную американскую компанию, которая производит какое-то очень сложное и недоступное моему маленькому бабскому мозгу электронное оборудование.
Я занималась сбором долгов по Европе, целыми днями верещала на разных языках и составляла какие-то финансовые отчеты. Офис наш находился в полях, в соседнем здании стоял трактор с косилками и еще какими-то фермерскими прибамбасами. Когда я утром парковала возле офиса машину, из-под колес брызгали фермерские кролики и фазаны, а обед я делила с коровами, которые быстро ко мне привыкли и ели с рук почти все.
Но два года наедине с природой и пятью несменными и неизменными английскими коллегами развили у меня чувство клаустрофобии. Либо надо было искать другую работу, либо смириться с мыслью, что могила моя будет в этом поле, под старинным аглицким дубом и коровьими минами.
Надо было идти в люди. И желательно к деньгам. К поиску новой работы я подошла капиталистически прагматично. Кто больше даст, туда и пойду.
Больше дали опять американцы. Больше денег, больше людей в подчинении, но и несравненно больше проблем. Так что теперь я сижу в офисе по 12—14 часов в сутки, зарабатываю геморрой и подумываю о том, что пора положить на весь этот капитализм, дипломы, финансы, деньги и ехать куда-нибудь на южный берег Северной земли охранять белых медведей.

*CV (curriculum vitae — лат.) — резюме

 

Без МВА никуда
От: Рустам Барноходжаев, генеральный директор «ЭКА Консалтинг» и управляющий партнер компании Preng & Associates
Наша компания специализируется на поиске специалистов для нефтегазовой отрасли.
В этой связи максимальный интерес для нас представляют специалисты, закончившие Нефтяной университет имени Губкина, а также Тюменский, Бакинский и Грозненский нефтяные вузы. Если к нам поступает заказ на специалиста с экономическим профилем, то мы в первую очередь просматриваем специалистов, закончивших Финансовую академию, МГИМО, Высшую школу экономики и экономический факультет МГУ.
Многие заказчики при определении параметров специалиста в последнее время все чаще просят наличие у них степени мастера делового администрирования (МВА). Это, по-видимому, вызвано тем, что российская высшая школа построена на том, что она дает слушателям фундаментальные знания, которые в дальнейшем специалистам тяжело применять на практике. Программы МВА в большинстве своем применяют технологию изучения так называемых кейсов, что позволяет слушателям найти практическое применение их знаниям на деле. Таким образом, максимальную ценность для работодателей представляют специалисты, получившие высшее образование в России и степень МВА на Западе.
Больше всего людей нами было устроено из числа выпускников Университета имени Губкина, экономического факультета МГУ и МГИМО. Эти специалисты были приняты на самые разные должности вплоть до генерального директора.

Вирусному анализу нигде не учат
От: Евгений Касперский, ходячий антивирус, руководитель антивирусных исследований «Лаборатории Касперского»

Сведения об образовании не являются для нас решающим фактором при подборе персонала. Нам нужны уникальные специалисты, и мы иногда даже закрываем глаза, если у них нет высшего образования. Главное для нас — уникальный профессиональный опыт, а не дипломы, сертификаты и самые разные «корочки».
Мы ездим по вузам, выступаем на разных конференциях, проводим презентации. Везде тестируем студентов, находим самых перспективных и начинаем с ними сотрудничать.
К сожалению, вирусному анализу нигде студентов не учат, поэтому нам приходится брать тех, кому интересно заниматься анализом вредоносных программ и разработкой антивирусных. Необходимы базовые знания в программировании, остальное — это обучение внутри лаборатории.
Если говорить в общем про технических специалистов, работающих в нашей компании, — это МАИ. В вирусной лаборатории работает много выпускников МГТУ им. Баумана и факультета ВМК МГУ.
Вообще, больше всего талантов мы нашли в Москве. Но коренных москвичей из них мало, в основном это «приезжие» москвичи. Еще можно выделить Омск, Орел, Пензу, Волгоград.
Студента из-за рубежа мы будем вынуждены рассматривать в самую последнюю очередь. Это связано с объективными причинами: очень сложно, практически невозможно легализовать работу иностранца в России, а мы — компания максимально официальная. Поэтому мы всегда предпочитаем искать в Российской Федерации. Кроме того есть своя специфика: среди тех резюме, которые приходят от иностранных граждан, мы не смогли отобрать достойных специалистов — у многих на высоком уровне развиты менеджерские навыки, но техническая составляющая хромает.


Не в профиле дело
От: Иван Сухий, главный редактор крупнейшего рекрутингового интернет-ресурса e-xecutive.ru

Базовое образование кандидата на рабочее место серьезными работодателями не оценивается по признаку профильного или непрофильного образования. На сегодняшнем российском рынке труда люди довольно редко работают по профилю своего базового образования. Поэтому самое главное — это «серьезность» вуза, в котором учился человек. Если претендент на работу в солидную фирму — выпускник, например, физтеха, юрфака или мехмата МГУ, или даже факультета почвоведения МГУ, то на работу его примут скорее, чем, скажем, выпускника, получившего профильное образование в неизвестном международном университете маркетинга, который существует где-то в Московской области и выдает сомнительные дипломы. Выпускник Университета стран Азии и Африки, изучивший монгольский язык, вызывает уважение тем, что он, во-первых, окончил данный университет, во-вторых, освоил такой язык. Для работодателя это значит, что такой человек способен учиться сложным вещам, длительное время работать над каким-то проектом (доказательством чему служит долгая работа над проектом собственного образования). В итоге этого человека можно считать перспективным сотрудником. Другими словами, вуз должен быть «брендовый».
Отечественный работодатель очень мало доверяет российскому образованию в сфере бизнеса. У российского бизнес-образования пока нет традиций. В его сфере работают либо переквалифицировавшиеся преподаватели других дисциплин, либо молодые сотрудники, у которых недостаточно преподавательского опыта. В то же время дипломы вузов, имеющих богатую преподавательскую традицию, ставящих «высокую планку» обучения, вузов, которые все мы знаем, — московских, петербургских, уральских, для работодателя означают то, что их обладатель — это человек, который способен учиться. А это самое важное, потому что навыки и особенности любой работы человек все равно на 90 процентов осваивает на рабочем месте в самом начале своего пути.


Всего оценок: 0, средний балл: 0
» Комментарии

← Предыдущая статья Вернуться к содержанию Следующая статья →

Статьи рубрики:
» Предварительное чувство
» «Она не очень «тру», какая-то рыжая»
» Горящие путевки в жизнь
» «Он долго мужался и наконец женился»
» Шашки — в ножны!



Комментарии (оставить свой)

От: NELgHtwPYvfT
06.04.2013, 07:43
Articles like this make life so much siplmer.

От: eZopLTdcyzKMgFbZ
09.04.2013, 07:39
SyHMkG mukaeuspwjqy

Оставить комментарий:
Ник:
E-mail:
Введите код, который вы видите на картинке:



Поиск
Rambler's Top100 © "RE:АКЦИЯ". Свидетельство о регистрации ПИ № ФС77-19561 от 11.02.2005
При перепечатке материалов ссылка на reakcia.ru обязательна
Создание сайта - alsd.ru