ФОРУМАРХИВРАСПРОСТРАНЕНИЕНОВОСТИRE:ДАКЦИЯRE:КЛАМОДАТЕЛЯМКОНТАКТЫ
 




Сделать стартовой
И еще...
Уголок потребителя мифов
Вечер. Вы заходите в продуктовый магазин и покупаете… что? Продукты? Как бы не так. Вы покупаете мифы подробнее »
NEWS TOTO №21
NEWS TOTO №21 Перед вами — очередная подборка новостей из жизни молодежи России, участвующих в майском розыгрыше NEWS TOTO подробнее »
Точка цензуры
Брайан Де Пальма неожиданно решил соответствовать веяниям времени и снял нечто острополитическое в модном псевдолюбительском стиле. Правда, отличиться Брайану не удалось, что с того, что главные злодеи — американские солдаты, а «любительскость» доходит до симуляции ... подробнее »
Марсианский поход
Арбуз — главная пластинка месяца, насыщенная и запоминающаяся, ее пропустить нельзя Изюминка — уникальный альбом, удивляющий своим содержанием Клюква — скулы сводит, но аппетит разжигает Клубничка — неоднозначный релиз, рождающий некоторые сомнения Волчья ягода — провальный или близкий к провалу альбом. Минздрав предупреждает подробнее »
Теплее, еще теплее... Мокро!
Лучший способ раздеть гражданку — ее согреть. Летом мужчинам для этого даже не нужно прикладывать никаких усилий, вместо них всю работу выполняет обжигающее солнце подробнее »

Главная » Архив » Номер 38 » Под лениным в сиэтле
Под лениным в сиэтле
Номер: №38, "Обложка года"
(6 ноября 2006 — 16 ноября 2006)

Рубрика: Шестое чувство
Тема:
От: Алия и Галия Шакеновы


На языке астрологов термин «революция» означает «возвращение звезды к исходному положению». Революция ничего не меняет —
 просто возвращает все на круги своя. Помните, как Остап Бендер создавал тайное общество «для помощи бедным детям»? Нечто подобное нам довелось наблюдать в крупном американском городе, подарившем миру Джими Хендрикса и Курта Кобейна.
 
Дедушка Ленин и внук Патриса Лумумбы
Если проткнуть глобус насквозь через Астану, выходное отверстие будет прямо в Сиэтле. А Фримонт — это его район. Своего рода городок сумасшедших, где много красивых и интересных мест, но гулять по нему вечером могут только умалишенные или не знающие города иностранцы. Мы в этот район забрели совершенно случайно и практически сразу заблудились. Отчаявшись найти автобусную остановку, встали у огромного фонаря.
— Извините, не подскажете, где здесь автобусная остановка? — набравшись храбрости спрашиваем у проходящего афроамериканца.
— Это у вас японский или корейский акцент? — интересуется он в ответ.
— Э-э-э… Нет, это русский. Мы из Казахстана, а учимся в Москве.
— Ого, значит, вы знаете моего дедушку? — неожиданно серьезно интересуется афроамериканец.
— Он что, был выдающимся казахом? — пытаемся пошутить мы.
— Нет, его именем назван какой-то университет в Москве.
— Лумумба? Твой дед — Патрис Лумумба?
Щеки нашего собеседника разъезжаются в довольной улыбке:
— Да, да, он. Но я совсем его не помню и совершенно ничего о нем не знаю.
Мы пытаемся рассказать выдающемуся внуку о его знаменитом деде, но нашего английского явно недостаточно. Лопочем что-то о революции в Африке и коммунизме-социализме.
— А вы знаете, что является символом Америки? — перебивает он.
— Статуя Свободы? Белый дом? Монумент Независимости?
— Нет. Он позади вас.
Мы оборачиваемся. Перед нами — Ленин. То есть его памятник. Огромный и невозмутимый, он укоризненно смотрит прямо на нас.
— Потому что Америка — это страна победившего социализма, — подытоживает наш новый знакомый.
 
В каком полку служили?
На полу разбросаны яркие листовки, на стене постер с Бобом Марли, в комнате витает запах марихуаны и чего-то еще. Непосвященным не понять, но мы-то знаем: так пахнет мысль о революции, родившаяся в головах вполне благополучных среднестатистических американцев.
Мы не участвуем в их споре о значении будущего бунта в «fucking country, где все решают деньги». Здесь мы всего лишь наблюдатели, сидим на подоконнике, разглядываем постеры великих деятелей хип-хопа, подпеваем старине Бобу. Иногда поочередно высовываемся из окна, чтобы запастись свежим сиэтловским воздухом.
«I am not American, I am Mexi-can!» — делится с нами военной тайной Коллет, двадцатисемилетняя барышня-фрик. Она потомок ацтеков. Борется за архиважную вещь: права неформалов на достойное обслуживание в магазинах.
Индус Джамил делает затяжку и передает сигарету по кругу. Он американец по рождению, и это имеет большое значение. Недавно он устроился работать в индийский ресторан к индусу-иммигранту, который, как ему кажется, относится к нему как к нелегалу. Это раздражает Джамила.
«А символом нашей революции предлагаю сделать листок канабиса!» — доносится тоненький голосок из шкафа. Гею Джипси не хватило места в маленькой комнатке, поэтому он расположился в шкафу. Как он угодил в ряды отважных борцов? Недавний гей-парад доказал лояльность жителей Сиэтла к нетрадиционной любви. Что-то другое держит его здесь, или кто-то… Возможно, Майкл. Это простой парень из Техаса, у него была большая ферма на родине. Здесь ему приходится довольствоваться тремя сотками в саду при университете. Выращивает клубнику и томаты, мечтает о новом сорте марихуаны.
Ашер, главный начальник над остальными собравшимися в комнате революционерами, зачитывает манифест движения. Документ начинается с доклада о пользе травки, точнее, о ее безопасности для организма человека, далее следует требование об освобождении невинно осужденных за употребление травки растаманов. Все дружно затягивают «косячок дружбы» и решают провести акцию протеста в центре города.
 
Я дам вам парабеллум
Акция намечена на шесть часов вечера на углу Pine-street и Пятой авеню. Мы опаздываем на полчаса из-за пробки на дороге, опаздывает и большая часть революционеров. Вовремя приехала только ацтекомексиканка Коллет: у нее нет машины, она пользуется велосипедом. Не дождавшись остальных, девушка встала посреди улицы между «Макдоналдсом» и Bank of America с плакатами «Keep the grass» и «Impeach Bush». Полиция не обратила на нее никакого внимания, только туристы пару раз безуспешно попытались с нею сфотографироваться.
Когда революционное подполье наконец собралась в полном составе, на улице уже зажглись фонари, и лидер движения предложил перенести акцию на светлое время суток. Ребята отправляются в бар, чтобы забить косячок-другой и обсудить дальнейшие действия.
Бар «Ямайка». У входа проверяют документы — детей до 21 года отправляют домой. Мы, без трех месяцев совершеннолетние (по американскому законодательству), застенчиво мнемся у дверей. Джипси строит глазки охраннику, что-то ему шепчет, и в конце концов тот соглашается нас впустить, предварительно взяв с нас обещание не пить ничего крепче колы.
Солнечное регги расслабляет, видимо, только нас. Наши друзья пишут письмо Юлии Тимошенко. Эта идея родилась в мозгу Ашера. Как-то, напившись индийского чая, мы рассказали ему о «цветных революциях». Эти события страшно взволновали его, в особенности Ашера привлекла фигура Юлии Тимошенко. Он решил попросить у нее как у старшего товарища совета и помощи. Содержание письма осталось для нас загадкой. Собрание затянулось до утра, а нам, в отличие от борцов за справедливость, нужно было идти на работу.
 
Крепитесь, Запад нам поможет
На небольшой площадке у Seattle Public Library разыгрывается представление. Девушка топлесс (Коллет), разрисованная листьями канабиса, выкрикивает нечто пропагандистское, из музыкальных колонок раздается «No woman, no cry» Боба Марли. Джамил раздает листовки с портретами «невинно осужденных растаманов», Майкл предлагает клубнику из собственного сада. Ашер зачитывает свой манифест, в конце которого торжественно объявляет о получении письма от Юлии Тимошенко, которая готова помочь ему… едой и одеждой. Последнее обстоятельство добивает нас окончательно. Решив не дожидаться собственноличного появления «матери украинского народа», мы решаем покинуть американский майдан незалежности.
Через три дня мы улетели в Балтимор. Еще через неделю — в Москву. И уже здесь холодным октябрьским вечером получили письмо от Ашера. Он сообщил, что как только они получат помощь от Юли Тимошенко, «Революция канабиса» продолжится в Вашингтоне. С палатками, едой и теплой одеждой…
Остап Бендер умер, но дело его живет.
 
АВТОРИЗАЦИЯ
АЛИЯ И ГАЛИЯ ШАКЕНОВЫ
Если представить последние два года нашей жизни, то будет примерно так: Астана — Москва — Астана — Сиэтл — Вашингтон — Москва. Названия городов — это всего лишь точки на карте, а черточки между ними — наша жизнь и наша реальность. В Астане мы раздавали конфеты от глупости случайным прохожим, в Москве ловили рыбу в фонтане, в Сиэтле стали участниками настоящей революции канабиса, а в Вашингтоне выходили замуж за американских студентов. Мы не сумасшедшие, нам просто нравится изменять свою реальность и жизнь тех, кто рядом. Потому что когда-то мы обнаружили, что мир вокруг — непрекращающийся ни на минуту перформанс.

Всего оценок: 178, средний балл: 2.8
» Комментарии

← Предыдущая статья Вернуться к содержанию Следующая статья →
Статьи автора:
» Сила печатного слова
» Перформанс № 212. Все на борьбу с патологией несвободы!
» Перфоманс, перформанс!
» Они пахнут!
» Под лениным в сиэтле

Статьи рубрики:
» Что может девушка руками
» Код рождения? Известен!
» Друзья, давайте все умрем
» Шесть билетов на одно место



Комментарии (оставить свой)

От: Ole
21.11.2013, 08:26
Как интересно читать то, что было написанно в 2006...
А революционеры всё-таки добились своего, легализовали в Сиэтле марию и хуану.

Оставить комментарий:
Ник:
E-mail:
Введите код, который вы видите на картинке:



Поиск
Rambler's Top100 © "RE:АКЦИЯ". Свидетельство о регистрации ПИ № ФС77-19561 от 11.02.2005
При перепечатке материалов ссылка на reakcia.ru обязательна
Создание сайта - alsd.ru