ФОРУМАРХИВРАСПРОСТРАНЕНИЕНОВОСТИRE:ДАКЦИЯRE:КЛАМОДАТЕЛЯМКОНТАКТЫ
 




Сделать стартовой
И еще...
Ригидность от «а» до «ж»
Берегись, ты вполне можешь стать очередной жертвой. Жертвой социального вируса по имени «ригидность». Он поражает человека патологическим нежеланием учиться, работать или повышать свой профессиональный уровень. подробнее »
Люди летают
В Москве на записи ток-шоу «Культурная революция» бушевали страсти: нужен ли нашей стране космос и какой. подробнее »
Как я снималась голой
Я щурюсь от яркого студийного освещения и думаю лишь о том, как глупо все это выглядит со стороны: на столе корячится голая телка и строит неестественные гримасы. Очень сексуальное зрелище... подробнее »
Чайлдфри иметь или быть?
Народы, как и люди, бывают молодыми и старыми. А чем старость отличается от молодости? Опытом и мудростью? Не всегда. подробнее »
«Наши» - второгодники
15 апреля в Москве прошел первый съезд молодежного демократического антифашистского движения «Наши». подробнее »

Главная » Архив » Номер 10 » Сергей Безруков в сыгранных и несыгранных ролях
Сергей Безруков в сыгранных и несыгранных ролях
Номер: №10, "Превед"
(30 марта 2006 — 9 апреля 2006)

Рубрика: Без чувств
Тема: «Ограничиться бакенбардами – это кощунство»
От: Мария Боголюбская


ПРОЛОГ
…Я вывел своеобразный закон: загримироваться, приклеить бакенбарды — этого очень мало. Ограничиться бакенбардами — это кощун­ство. Будь добр, сними эти бакенбарды. Потому что если ты хотя бы сотую долю того, что испытал этот человек, не проживешь сам — не имеешь права. Мне говорят: ну сколько ты так выдержишь? Я говорю: сколько протяну — все мое. В этом моя честность. Если хотя бы не попробовать дотянуться, чуть-чуть дотянуться до этого бешенства — тогда не имеешь права…
— Сергей Витальевич, за что вас так не любят?
— Меня так не любят? Оригинально. Я думаю, что такая по­становка вопроса — немножко… относительная. Дело все в ролях. Роли совершенно разные. В некоторых из них вы меня не узнаете вообще, т. е. одна роль такая, другая такая. Кому-то нравится одна роль, кому-то другая, кому-то третья. Кто-то с упоением смотрел на бандита Сашу Белого. Но потом понравился милиционер, такой кристально честный, чистый, абсолютно добрый персонаж Кравцов, который был совершенной противоположностью бандиту. Многим, особенно критике, хотелось, чтобы я на всю жизнь остался Сашей Белым, потому что так очень удобно — поставить крест: да это Безруков, который всю жизнь играет только бандитов! — и зачеркнуть все, что было до «Бригады». Критике в принципе было бы удобно из меня сделать социального героя, играющего сильные, мощные образы, но это бандиты, это невысокого полета и невысокого интеллектуального уровня персонажи. Такой человек из двора. Не вышло. Я, к счастью, воспитан так, что не могу оставаться в одном и том же гриме, в одном и том же амплуа, которое пытаются мне приклеить. И история продолжалась. Кому-то нравится Брилик, кому-то не нравится Азазель. Кому-то нравился Есенин, кому-то не нравился. Потом понравился Йешуа… И теперь мне пытаются ставить в упрек: «По гениям пошел…» То Пушкин, то Есенин...
— У каждого в душе свой Есенин, у каждого свой Пушкин, свой Йешуа, естественно. Не страшно предлагать собственное видение?
— Ну как… Конечно, страшно. Страшно так же, как страшно актеру браться за Гамлета, за Ромео. Но природа актерского ремесла в том, что если всего бояться, то ничего и не сыграешь в своей жизни. А для чего я пришел в эту жизнь? Ну если я актер — для чего? Если я пришел в эту профессию, значит, я должен попробовать, я должен испытать все. Сходить с ума на сцене, смеяться по-настоящему, рыдать по-настоящему, любить на сцене по-настоящему. Беда-то сейчас в том, что многие не умеют этого делать. А когда режиссер говорит: «Друг мой, а мне нужно, чтобы ты здесь любил, а здесь чтобы ты ненавидел…» — «Нет, я это так вот сделаю!» Нет, так в жизни не бывает, в жизни эмоции сильные, а где они? Порой актеры этого не могут. Не умеют тратиться, к великому сожалению. А великие мастера — умели.
— Можно научить человека быть актером?
— Можно научить ремеслу. Из замечательной комедии «Служебный роман»: и зайца можно научить на трубе играть, да? Но по сути актер состоит из души. Я превращаюсь в того или иного героя, я пытаюсь это прожить по-настоящему. И в этом моя честность. В каждом своем герое я верю в предлагаемые обстоятельства. Это трудно, это очень трудно. Прочувствовать, прожить, чтобы все чувства, все эмоции были подлинными — вот чему учили меня мои учителя. Поэтому и получается такая путаница в головах. Допустим, когда сыграешь Сашу Белого, люди думают, что ты, наверное, такой же и в жизни. После «Бригады» ко мне всерьез относились как к Белому. Потом был милиционер, потом был телевизионный Есенин.
— Второй раз играть Есенина — менее предосудительно, чем тиражировать себя в амплуа бандита?
— Тут совсем другое. Сергея Александровича в телефильме в полной мере передать не удалось, потому что жанр поставил те самые границы, через которые прорваться было невозможно. Получилось, скажем, больше скандала, нежели того лирического героя, которого бы мне хотелось, который был в спектакле «Жизнь моя, иль ты приснилась мне?». Вот это лирическое в меньшей степени представлено в картине, чем есенинский бунт против собственного сусального образа, вылизанного, причесанного. Сам Есенин говорил: «Все хотите, чтоб я был прилизанным паинькой!» Чтобы взорвать эту ситуацию, нужно было показать этот бунт. Я сыграл литературного героя Есенина — его Пугачева, его номаха из страны негодяев. У Есенина не было ни одной положительной рецензии при жизни, ни одной. Записав его в крестьянские поэты, его просто уничтожали. Даже лучшие друзья говорили ему: «Ну какой ты поэт? Ну в лучшем случае в альбом для барышень стишата твои». И это — Есенину... Показав сложную жизнь его, неприкаянную, жуткую порой, трагическую, мы даем понять: наши великие поэты, наши кумиры были людьми, они страдали. Придя к этому, я понял, что должен получить эту роль, должен. Потому как после спектакля 1995 года, получив лауреата Государственной премии и медали за тот образ Есенина, я понял — это неправильно. Какое я имею право взять часть славы есенинской? Сергей Александрович, наверное, сказал бы: «Ну ты получил эту славу, ты доволен? Ты счастлив? А теперь получи то, что я прожил. Ты хочешь, чтоб тебе было больно? Ведь и жизнь у меня была неприкаянной и страшной, и финал трагический. А ты, значит, снимаешь только сливки…» Все должно быть уравновешено. И я получил это. Да, мне было больно, мне было страшно, даже жутко. Я получил. Вот и все. В этом смысле моя боль — правда, и то, что мне вручали когда-то за Есенина медали, — правда.
 
ЭПИЛОГ
— …А почему вы все про Пушкина и Есенина, а про «Мастера и Маргариту» ни слова?
— Ну потому что нельзя мешать... Там тоже испытание было: две ночи на кресте. Не сравнивая никоим образом и не сопоставляя... Сперва — холодная ночь, ветродуй и пар изо рта. И ты в одной набедренной повязке, привязанный к кресту. И так восемь заходов... Судороги унять было невозможно. То, что не случилось воспаления легких, — это было мое соб­ственное чудо. А на вторую ночь ветер дуть перестал, полная луна, меня укрывают, а я говорю: «Мне не холодно». Мне говорят: «Серега, ты что?». А мне не холодно. Две конт­растные ночи. Одна — чистый ад, думал, умру. А вторая ночь — милость небесная…
 
Всенародная слава Сергея Безрукова почти на 10 лет отстала от его славы «на самом верху». Еще в 1995 году он стал заслуженным артистом России и лауреатом Государственной премии, но мы, широкие массы, хорошенько узнали его только с приходом на наши экраны сериала «Бригада». И вслед за узким кругом столичных театралов вся страна заразилась «безруковоманией» и «безруковофобией». В полном соответствии с расхожей фразой «равнодушных нет». Не выносить Безрукова — гламурно. Плевать на анти-безруковскую моду и восхищаться его персонажами — готично. Мы не будем включаться в эту полемику. Давайте лучше в канун дня юмора пофантазируем о том, как Сергей Безруков выглядел бы в еще не сыгранных им ролях разных известных личностей. И подумаем, как складывалась бы после этого его собственная жизнь — отталкиваясь от его собственного рассказа о том, каково это — побывать и бандитом, и милиционером, и великим поэтом, и даже богом на земле…
 
Безруков  как он есть
Родился 18.10.1973 в Москве в семье актера Виталия Безрукова. Назван Сергеем в честь поэта Сергея Есенина.
Окончил Школу-студию МХАТ, курс Олега Табакова. Во время учебы в Школе-студии начал играть в театре–студии п/р О. Табакова, был принят в труппу в 1994 году.
 
ПРЕМИИ И РЕГАЛИИ
1995 Премия «Московские дебюты» за роль Петра («Последние»)
1996 Премия ТВ-6 «Чайка» в номинации «Прорыв» за роль Александра («Псих»)
1997 Премия мэрии Москвы
1997 Премия деловых кругов «Кумир»
1997 Госпремия за роль Есенина («Жизнь моя, иль ты приснилась мне?»)
2000 Премия газеты «Московский комсомолец» за роль Алешки («На дне»)
2000 Премия IV национального фестиваля искусств «Южные ночи» (г. Геленджик) в номинации «Лучшая мужская роль в антрепризе» («Койка»)
2001 Заслуженный артист РФ
2002 Премия «Лица года» в номинации «Актер года»
2004 Премия «Золотой Орел» в номинации «Лучшая мужская роль в телевизионном кино» за роль в сериале «Участок»
 
ЗНАМЕНИТОСТИ И НЕ ТОЛЬКО, СЫГРАННЫЕ БЕЗРУКОВЫМ
1995 Сергей Есенин (спектакль «Жизнь моя, иль ты приснилась мне?»)
1999 Моцарт (спектакль «Амадей»)
2000 Бруно (спектакль «Искушение»)
2001 криминальный авторитет Саша Белый (сериал «Бригада»)
2002 Александр Пушкин (спектакль «Александр Пушкин»)
2003 сельский участковый Кравцов (сериал «Участок»)
2003 Емельян (спектакль «Ведьма»)
2004 Василий Сталин (сериал «Московская сага»)
2005 Сергей Есенин (сериал «Есенин. История убийства»)
2005 Йешуа (сериал «Мастер и Маргарита»)
 
ТЕЛЕПРОГРАММЫ
1994 — 1999 на НТВ озвучивал 11 персонажей программы «Куклы» (в т. ч. Б. Ельцин, В. Жириновский, В. Черномырдин, Г. Зюганов, М. Горбачев)
 
ПОСЛЕДНЯЯ РАБОТА
2005 М/ф «Князь Владимир» (князь Владимир, голос)
 
 
Почетные читатели номера
Животное, срывающее груши
Стиллавин: Мне кажется, что Безруков немного забежал вперед в своем актерском становлении. Перепрыгнул через важный этап, без которого ему не стать актером № 1 в стране. Вот возьмем актера Дмитрия Дюжева. Какая все же целостная натура! Фильмы «Бригада», «Жмурки»… Человек не разменивается, не изменяет своему амплуа и вскоре станет любимцем народа. А Безруков старается урвать от каждой ветки по груше и получается актером без определенного лица. Для полноты картины ему нужно сыграть в фильме «Горбатая гора — 2», и тогда его всеядный образ сформируется окончательно.
Бачинский: В «Мире животных» ему надо сыграть. Какое-нибудь животное. Уверен, у него получится.

Всего оценок: 16, средний балл: 2.4
» Комментарии

← Предыдущая статья Вернуться к содержанию Следующая статья →

Статьи рубрики:
» Больше, глубже, дольше
» Ефремов – Либерману: Хорошо сидим!
» Научно-технический прогруз
» Человечество и насморк: кто кого?
» Григорий Фельдман о самопародии в музыке



Комментарии (оставить свой)

От: CEfvkybLHbxAKVc
12.09.2011, 11:21
UIppAp rlgfifjdgvyt

Оставить комментарий:
Ник:
E-mail:
Введите код, который вы видите на картинке:



Поиск
Rambler's Top100 © "RE:АКЦИЯ". Свидетельство о регистрации ПИ № ФС77-19561 от 11.02.2005
При перепечатке материалов ссылка на reakcia.ru обязательна
Создание сайта - alsd.ru