ФОРУМАРХИВРАСПРОСТРАНЕНИЕНОВОСТИRE:ДАКЦИЯRE:КЛАМОДАТЕЛЯМКОНТАКТЫ
 




Сделать стартовой
И еще...
Брат-близнец Абрамовича
Он поднял на меня глаза, приподнял брови и улыбнулся всему миру известной отсутствующей улыбкой. — А я и есть Абрамович, — тихо ответил мужчина. подробнее »
Я люблю фонарики
«Я не могу вспомнить, когда в России последний раз проводилось рок-шоу. Дело идет к тому, что рок-шоу как жанр у нас больше не существует подробнее »
Re:Акция подтверждает статус главной молодежной газеты России
Красавица и звезда Карина Барби, вручавшая нам награду НТС, неожиданно задала вопрос, который до нее почему-то никому не приходил в голову ... подробнее »
Кинопаранойя
Энг Ли приобрел скандальную славу еще со своей прошлой работой, гей-драмой «Горбатая гора». А из его нового фильма цензура уже собирается вырезать более получаса вызывающих сцен подробнее »
Сгореть что бы зажечь
В начале осени в Неваде в течение недели проходит один из самых масштабных ежегодных арт-фестивалей - Black Rock City. подробнее »

Главная » Архив » Номер 3 » Привычка жениться возвращается
Привычка жениться возвращается
Номер: №3, "Пора по парам"
(3 марта 2005 — 10 марта 2005)

Рубрика: Тема номера
Тема: Эпоха free-love закончилась?
От: RE:АКЦИЯ


…Из записных книжек Ильи Ильфа: «Диалог в советской картине. Самое страшное – это любовь. «Летишь?» – «Лечу». – «Далеко?» – «Далеко». – «В Ташкент?» – «В Ташкент». Это значит, что он ее давно любит, что и она любит его, что они даже поженились, а может быть, у них даже есть дети». Этот диалог может повториться и сейчас, с несколько иной мотивировкой: самое страшное – это определенность в любви.
Молодая российская пара категорически не склонна к прямоговорению и не хочет определять жанр своих отношений. Больше всего она боится полярностей – определенности и необязательности, кандалов и «никто никому ничего не должен», ответственности и безответственности. Еще не «семья», но уже не «связь»; меньше, чем супруги, но больше, чем любовники, – кто же они?
Самую яркую тенденцию сексуального поведения российской молодежи социологи называют «серийной моногамией». Это не оксюморон, а ситуативный компромисс – между радостями стабильного брака и преимуществами свободной любви. Он и она не изменяют другу, –  это главное. Живут вместе или постоянно встречаются. Иногда, выражаясь казенным слогом, они ведут хозяйство или, напротив, пытаются сохранить экономическую независимость. Они – вместе в путешествиях, в клубах, в постели, в радостях и печалях. Они любят друг друга, но честно признаются в том, что любовей может быть много, и, исчерпав один любовный сюжет, спокойно переходят к новому. Верность – без гарантий. Преданность – без обязательств. Моногамия – до следующего чудного мгновенья. Жить долго и счастливо – может быть, но умирать в один день они решительно не собираются. В конце концов, знаменитый лозунг Ремарка «Жизнь слишком коротка для одной любви» по-прежнему читается как двусмысленность.
«Любовь переходной эпохи бежит от конца и венца» –  не совсем понятно, что именно подразумевал поэт под концом, однако переходная эпоха, похоже, заканчивается.
Еще несколько лет родители и иже с ними социологи, сексологи, публицисты, педагоги и разнородные специалисты по вопросам морали (им несть числа) с ужасом говорили о кошмарах тотального промискуитета, дружно хоронили институт семьи и пугали нас демографическими катастрофами, СПИДом и гепатитом, бесплодием и ранним старением. Им казалось, что сам «отравленный воздух» действительности, подогреваемый масскультом и порноидустрией, обязывает нас к моде на так называемую беспорядочную половую жизнь. Но поколение не оправдало этих надежд. Социологи отмечают и другой феномен – «эротической скуки» (30 процентов здоровых девушек и 17 процентов здоровых молодых людей не испытывают никакого интереса к сексу) – и в этом виновато не только медийное перепроизводство сексуальных смыслов. Коллективное либидо девяностых задохнулось в офисах и метро, пригасилось простой физической усталостью, хронический недосып отнимал силы для серьезных эротических экспериментов, оставив нам разве что щенячьи – в основном, словесные – пикаперские забавы и свальные грехи по Интернету.
Желание стабильности и стремление к свободе – это, может быть, самые бесспорные интенции нашего времени. Мы не знаем, какая из них окажется сильнее, но наблюдаем, что и в термине «серийная моногамия» эпитет медленно, но верно утрачивает свою актуальность.
Мы уже пили из коллонтаевского «стакана воды». Пуст ли он наполовину или наполовину полон – время покажет.

Всего оценок: 2, средний балл: 5
» Комментарии

← Предыдущая статья Вернуться к содержанию Следующая статья →

Статьи рубрики:
» Рука дающего – не оскудеет
» Потуги ученых продлить жизнь: топ-4 самых актуальных направлений
» «Зайцы» в поезде жизни
» Студент и маятник Месмера
» Level 1: Лабиринты истории




Оставить комментарий:
Ник:
E-mail:
Введите код, который вы видите на картинке:



Поиск
Rambler's Top100 © "RE:АКЦИЯ". Свидетельство о регистрации ПИ № ФС77-19561 от 11.02.2005
При перепечатке материалов ссылка на reakcia.ru обязательна
Создание сайта - alsd.ru